ПЛИТА № 87

 Адмиралтейские верфи, 08.05.2014

ВЕЧНАЯ СЛАВА

И БЛАГОДАРНАЯ ПАМЯТЬ

АДМИРАЛТЕЙЦАМ,

ПОГИБШИМ ПРИ ЗАЩИТЕ

БЛОКАДНОГО

ЛЕНИНГРАДА

И НА ФРОНТАХ

ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ВОЙНЫ

По всему каталогу

По организациям

Пискаревское мемориальное кладбище Аллея памяти

Плита № 87

На Пискаревском мемориальном кладбище состоялось торжественное открытие Памятной плиты, посвященной работникам Адмиралтейских верфей, погибшим при защите блокадного Ленинграда и на фронтах Великой Отечественной войны. Мероприятие прошло в рамках 310-летия Адмиралтейских верфей и приурочено к 69-й годовщине Победы.

В торжественной церемонии приняли участие генеральный директор ОАО «Адмиралтейские верфи» Александр Бузаков, работники и ветераны предприятия. «Сегодня особенный день в истории нашего предприятия, — подчеркнул Александр Бузаков. — 5000 наших работников не вернулись с войны, ещё 3000 умерли от бомбежек и голода в годы блокады. Большинство из них похоронены здесь, на Пискаревском кладбище. Они сражались за Победу до последнего дня своей жизни. И сама их жизнь является примером великого мужества, героизма, патриотизма и силы духа. Мы хотим сохранить память поколений. Наши потомки должны помнили о подвиге адмиралтейцев в годы войны, и гордиться героями, защитившими и сохранившими наш завод, наш город и нашу страну. Вечная им память и низкий поклон!».

Великая Отечественная война и 900 дней Ленинградской блокады навсегда останутся символом подвига и частью истории Адмиралтейских верфей.

За годы войны на фронт ушли почти 8 тысяч заводчан, из их числа было сформировано два отдельных пулеметно-артиллерийских батальона (ОПАБ), которые встретили врага на рубеже Старого Петергофа, села Русско-Высоцкое и на Бабигонских высотах. 800 заводчан с первых дней войны ежедневно откомандировывались на строительство оборонительных сооружений. Но даже в годы блокады, когда 70% работников верфей составляли женщины и подростки, завод продолжал строить и ремонтировать корабли, подводные лодки, бронекатера, выпускать необходимую для фронта продукцию.

За годы Великой Отечественной войны на верфях были построены и сданы флоту 7 подводных лодок, 20 бронированных катеров, 66 охотников за подводными лодками, 118 самоходных плашкоутов, ставших символом ленинградской Дороги жизни.

Кроме того, было отремонтировано 300 кораблей и подводных лодок, в том числе крейсеры «Киров», «Максим Горький», лидер эскадренных миноносцев «Ленинград».

Выпущены тысячи единиц минометов, мин, артиллерийских снарядов и другой боевой техники.

При этом Адмиралтейские верфи жили в одном ритме с осажденным Ленинградом, постоянно испытывая нехватку топлива, материалов, транспорта, но самым страшным испытанием был, конечно же, голод. Продовольственные нормы сокращали пять раз, но, даже получая всего по 300 грамм блокадного хлеба в день, адмиралтейцы продолжали ставить трудовые рекорды. В 1943 году количество работающих по сравнению с предыдущим годом сократилось почти вдвое,  70% работников завода составляли женщины и подростки, но вопреки всему выпуск продукции увеличился на 47%. И это практически при постоянных обстрелах и бомбежке – за годы блокады подразделения заводской противовоздушной обороны (МПВО) сбили 8 вражеских самолетов.

Все годы блокады Адмиралтейские верфи продолжали не только ремонтировать корабли, но и разрабатывать новые проекты. В июне 1941 года завод имени Марти за 15 дней переоборудовал в канонерские лодки семь самоходных шаланд. Кроме того, в сокращенные сроки были модернизированы 26 торпедных катеров типа Г-5. За один только 1943 год заводские специалисты подали свыше 300 рационализаторских предложений, внедрение которых дало более 3,4 млн руб. экономии.

С успехом выполнил коллектив Адмиралтейских верфей и заказ на строительство бронированных «морских охотников» (БМО), предназначенных для борьбы с подводными лодками противника. Проектирование было выполнено на заводе «Судомех» под руководством главного инженера предприятия Юрия Деревянко. В ходе строительства этих кораблей применялся поточно-позиционный метод, что позволило сдавать флоту по 3 БМО в месяц. Там же, в конструкторском бюро «Судомеха», в августе 1942 года был разработан проект морского бронированного катера (МБК) проекта 161 (БК-503). МБК имели усиленное артиллерийское вооружение, улучшенную мореходность и обитаемость. За разработку проектов МБК сотрудники КБ «Судомеха» были награждены значками «Отличник социалистического соревнования Наркомсудпрома».

За годы войны корабли и подводные лодки, построенные на Адмиралтейских верфях, потопили 129 кораблей и транспортов противника. Но цена победы была велика. 5 тыс. адмиралтейцев не вернулись с полей сражений, 3 тыс. умерли от голода и погибли от бомбежек в годы блокады. Боевыми орденами и медалями награждены сотни работников Адмиралтейского завода, двое – Михаил Кононов и Михаил Сальников – были удостоены звания Героя Советского Союза.

3129774.jpg

Самоходный тендер на вечной стоянке. Побережье Ладоги.      Фото из архива ОСК 

ВЕРФЬ У ДОРОГИ ЖИЗНИ

Мало кто знает, что, помимо ледовой Дороги жизни, была еще и водная, по которой в осажденный Ленинград шел основной поток грузов – вдвое больше, чем по льду Ладожского озера. Только за навигацию 1942 года плашкоуты, построенные на «Судомехе», совершили 30 тыс. рейсов, доставив в блокадный город более 100 тыс. тонн продовольствия и боеприпасов, эвакуировав при этом на Большую землю 250 тыс. человек. Среди ленинградцев быстро разнеслась молва о неуязвимости этих небольших судов, и многие просили переправлять их через Ладожское озеро только на тендерах, поскольку за всю блокаду ни один потоплен не был. Через 40 лет сохранившийся тендер будет выставлен в экспозиции филиала Центрального Военно-морского музея «Дорога жизни» – в память о боевых подвигах моряков и героическом труде ленинградских судостроителей.

Впрочем, когда в марте 1942 года Военный совет Ленинградского фронта поставил перед адмиралтейскими судостроителями задачу – пополнить Ладожскую флотилию малотоннажными судами, до торжеств было еще далеко. Для того чтобы построить серию 900-тонных барж, пришлось оборудовать специальное место сборки в бухте Гольцмана на берегу Ладожского озера. Для ускорения процесса была применена прогрессивная технология: секции изготавливались на заводе и по железной дороге отправляли на ладожский берег, где и проходила сборка. Такие суда могли перевозить даже паровозы вместе с вагонами и железнодорожными платформами, гружеными техникой и вооружением.

О том, как создавалась верфь на Ладоге, вспоминает директор завода им. А.А. Жданова (ныне «Северная верфь») Сергей Боголюбов, которому было поручено выполнение этой задачи:

«Уже по дороге на Ладогу, куда я отправился прямо из Смольного, почувствовалась сила мандата, который обязывал любую организацию в Ленинграде выполнять безоговорочно все, что касалось постройки барж. Оставалось одно – использовать данные возможности и выполнить директиву. В бухте Гольцмана мы нашли не верфь, а разрозненные участки трех заводов – Балтийского, Адмиралтейского и завода им. А.А. Жданова, разделенные ведомственными барьерами. …На ознакомление с делами ушло не больше часа – времени терять было нельзя. Нужно было принять срочные меры, чтобы в первую очередь обеспечить площадку электроэнергией. В тот же день у себя на заводе мы сняли с фундамента и погрузили на автомашину дизель-динамо на 10 электросварочных постов. Во вторую автомашину уселись будущие начальники служб в бухте Гольцмана – работники завода им. А.А. Жданова, проверенные годами совместного труда, особенно в месяцы войны. На подбор, изучение людей с других заводов, занятых на Ладоге, на их взаимную притирку времени не оставалось. Среди тех, кто ехал со мной, были все работоспособные ждановские сварщики. Дизель-динамо установили за одну ночь, и к утру получили ток. Ночью же разработали приказ об объединении всех участков в единую верфь с нормальной заводской организацией. Принятые с самого начала организационные меры обеспечили своего рода психологический перелом, поставили производство на надежные рельсы. Несмотря на трудности, дело быстрыми темпами пошло на лад. Первую баржу, привезенную россыпью, построили за 20 дней. Со временем металлическую баржу, вмещавшую 900 т груза (а некоторые шкиперы грузили и 1000 т) со всем ее оборудованием, 800 измученных людей стали строить фантастически быстро – за 10, а затем и за 6 дней! В довоенные годы с хорошо оснащенных стапелей судостроительных заводов такую баржу в лучшем случае спускали через три-четыре месяца».

Всего верфь на Ладоге за 1942 год выпустила 14 барж (7 – из блоков, доставленных с Балтийского завода, 4 – с Адмиралтейского и 3 – с завода им. А.А. Жданова) и продолжила по 1944 год. Надо отметить, что коллектив конструкторов под руководством инженера Осмоловского сумел в то невероятно сложное время создать оригинальную конструкцию баржи, обеспечившую высокую прочность и на крутой ладожской волне, и при ударах о лед, поскольку снабжение изнемогавшего в блокаде города заставляло продлевать навигацию вплоть до января. На этих же баржах из Ленинграда на Большую землю после срочного заказа из Москвы были переправлены паровозы и вагоны для обеспечения воинских перевозок.

В марте 2013 года на торжественном собрании Союза ветеранов судостроения представители 56 предприятий судостроительной промышленности города приняли решение добиваться создания в бухте Гольцмана памятника судостроителям блокадного Ленинграда, достойного их подвига. Подключилась к этому проекту и ОСК во главе с вице-президентом корпорации Игорем Пономаревым. А эскизный проект будущего мемориала был разработан при участии Центрального морского конструкторского бюро «Алмаз».